Болят раны прошлого. Часть 3

Болят раны прошлого. Часть 3

Болят раны прошлого. Часть 3
0
10 views
28 декабря 2011

Здравствуйте, уважаемый читатель! Этой статьей я завершаю рассказ Р. Шигапова о гражданской войне, становлении Советской власти на территории Котельничского района и работе оперативных отрядов милиции.

Болят раны прошлого

К дому подошли, едва на востоке забрезжила предутренняя зорька. Легкий осенний иней серебристым ковром покрывал траву, изгороди, крыши домов. Тишина. Не слышно даже собачьего лая, лишь со двора Беловой доносилось шумное дыхание коровы, легкий перестук овечьих копыт.

Холод забирался за ворот шинели, тихонько скатывался по спине. В окне виднелся свет от керосиновой лампы. Осторожно заглянув в окно, Вавилов, командир отряда милиции, заметил под сбившейся в сторону подушкой рукоятку нагана. У двери, за задернутой занавеской, угадывался ствол не замеченной разведчиками винтовки.

– Осторожен, дьявол, – прошептал Вавилов, вглядываясь в запотевшее оконное стекло. – Зайцев, ты полегче. Полезай на крышу по лестнице. Раздвинешь солому, откроешь двери с ограды на улицу. Будь сверхосторожен. Давай, действуй, Вася.

Тот молча кивнул, исчез в темноте. Вавилов оглядел товарищей, еще раз повторил:

–Всем быть предельно осторожными и внимательными. И ни в коем случае не упускать главаря бандитов. Это приказ. По местам.

Вверху мелькнул силуэт Зайцева, послышался легкий шорох раздвигаемой соломы. Что-то стукнуло. Человек на полу беспокойно зашевелился, настороженно прислушался, но, успокоенный ночным безмолвием, снова откинулся на подушку. Из-под откинутого одеяла белело плечо разметавшейся во сне женщины. Тикали на стене ходики, отсчитывая неумолимое время.

Чуть слышно, точно писк полевой мыши, скрипнул массивный засов открываемой двери. Легко звякнула цепочка. В темном проеме двери возник Зайцев, махнул рукой: «Сюда», и тут же исчез. Легкий скрип ступенек сопровождал каждый шаг поднимающегося по лестнице человека. Вот он остановился, шагнул вперед…

Взрыву артиллерийского снаряда подобен был грохот падающих ведер и еще чего-то невидимого в темноте. Резко, с огромной силой распахнулась дверь, оглушив и без того растерявшегося, запутавшегося в чем-то оперативника особого отряда милиции. Раздался выстрел.

Одним махом перемахнув через лежавшего, бандит успел заметить в предрассветном полумраке людей, бегущих в коридор по лестнице. Выстрелив несколько раз в дверной проем и окно, выходящее в огород, и смаху бросился в него.

Звон разбитого стекла смешался с топотом бегущих оперативников, стоном пытавшегося встать Зайцева, пронзительным криком женщины: «Степа-а-аан!».

Бандит упал прямо на затаившегося в малиннике молодого милиционера. С размаху ударив рукояткой нагана того по голове, Кочергин бросился бежать к бане, спасительному для него лесу.

– Стой, стрелять будем, – пронеслось над взбудораженной выстрелами деревней. И тише: «Взять живым!». До леса оставалось совсем немного, метров пятнадцать. Поймать! Только не упустить! Низко пригнувшись к гриве жеребца, ринулся я наперерез беглецу. Степан понял, почувствовал: не уйти, остановился, вытянул руку с наганом, прицелился.

 

 

Сухо щелкнул боек – кончились патроны. С всхрапом встал на дыбы конь. Ответный выстрел перешиб бандиту правую руку. Наган глухо стукнул о мерзлую осеннюю землю. Подхватив левой рукой бесполезное теперь оружие, Кочергин вновь бросился бежать. Из перебитой руки хлестала кровь.

– Хватит, гад! Побегал, помучил, попугал людей. Пора и ответ держать, – раздались крики людей.

Окруженный со злобой и ненавистью смотрел на приближавшихся милиционеров. С силой и яростью бросил он наган в командира отряда милиции, промахнулся, заскрежетал зубами, как умирающий зверь.

– Смотрите, как волк, огрызается. Такого только отпусти, так он потом сколько слез, сколько горя принесет, проговорил один из оперативников, сжимая в руке винтовку.

Солнце поднялось уже высоко, когда наш маленький отряд милиции выезжал из деревни. Пригрело землю. Белый – белый туман медленно рассеивался в воздухе, открывая золотой, еще недавно такой враждебный, а потом добрый и ласковый лес. Желтые, красные, рыжие листья тихо шептались друг с другом, словно рассказывая о ночной схватке. Кони легко несли всадников вперед – туда, где еще ходила двуногая волчья стая, оставшаяся без вожака. Но и ее вскоре ликвидировали.

Дед замолчал. В палате стояла тишина, которую долго никто не решался нарушить.

От автора. Рассказ написан по событиям, имевшим место в первые годы Советской власти в Котельничском районе. Фамилии участников и названия мест происходивших событий изменены.

По материалам газеты За коммунизм 17 марта 1990 г. №34-35 (9732-9733)

"Если не я, то кто?"

Использование материалов с сайта разрешается только при наличии активной ссылки на сайт www.vishkil.ru

Леонид Рычков

Комментировать
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно

Чем наши предки обрабатывали землю История
0 комментариев

Память: к истокам прошлого. Часть 1 История
0 комментариев

Хозрасчет в СССР История
0 комментариев